Экономику делают люди, а миром правят идеи

«Оптимист считает, что настали лучшие времена, пессимист опасается, что лучше уже не будет». Старый, смешной и в чем-то справедливый анекдот прозвучал на недавно прошедшем Петербургском экономическом форуме. Одному из участников было предложено ответить на вопрос, как он оценивает текущую ситуацию в экономике. Его ответ наводит на мысль о том, что оценка зависит и от особенностей и характера человека, и от сложившейся в сознании картинки мира на текущий лад. Часто, далёкой от реальности.
Можно ли приблизить её к реальности, как это сделать, почему это важно?

Об этом и другом говорим с ведущим экспертом в области системного анализа, маркетинга и менеджмента, кандидатом экономических наук Марком Соскиным.

– Марк Исаакович, вопрос о будущем экономики, наверное, самый важный для России и мира. Сформулировать некий рецепт, сделать правильные выводы в условиях кризиса и двигаться дальше попытались участники ПМЭФ. В своих оценках многие участники опирались на меры и действия, предложенные руководством страны. Вы, как эксперт, анализирующий происходящие в экономике события и процессы, видите в них прообраз магистрально пути развития экономики?
– Экономику делают люди, а миром правят идеи. Не деньги, не правительства, а идеи. В то же время каждыйс участник экономических процессов и каждый субъект, принимающий какие-то решения, ориентируется на свои представления о мире и на идеи, которые кажутся ему полезными и заслуживающими внимания. То есть, на принятие решения влияет некая картина мира, в которой человек живёт. Вторая важная особенность заключается в том, что большинство людей принимает решения, не ориентируясь на критерии, в том числе, на экономические критерии. Человек не всегда мыслит рационально, и значительная часть принимаемых им решений связана с эмоциями и настроениями. Следовательно, в экономике возникает множество событий, связанных с эмоциями, с тем, что мы называем паникой или радостью и предчувствием успеха. От этого зависит характер решений, которые могут быть амбициозными или настроенными на защиту себя и своих интересов.

– То, что сейчас происходит в экономике, может натолкнуть людей на самые разные решения – и защитные, и амбициозные, и сильные, и слабые?
То, что сейчас происходит – это крах привычной картины мира для большого количества людей. Не только в России, но во многих странах. Ситуацию такого рода можно сравнить с ударом слепого лбом о стену. Потому что большинство людей живёт не в реальном мире, который всегда сложнее мира, складывающегося в сознании отдельного субъекта.

– Дьявол кроется в деталях. Вы, будучи учёным, экспертом, предпринимателем, как видите картину мира? Что или кто заставляет мир меняться?
– Те события, которые происходят, в частности, в российской экономике, являются результатом столкновения с некой изменившейся картиной мира. Какой же реальный мир на самом деле – вот вопрос. И как поменять свою картину мира, чтобы стать ближе к реальности и встроиться в процессы, которые сейчас происходят и влияют на экономику – это важно!

– Но процессы не сами по себе происходят. Это акт чьей-то воли…
– Есть две крайних точки зрения, из которых одна заключается в том, что всё происходит по воле случая. Вторая крайность предполагает, что есть некто, управляющий процессами. Реальность где-то посередине. Есть группы интересов, есть субъекты, которые пытаются влиять на процессы. Поскольку их много, сила воздействия у них различна, цели разные, то они воздействуют разнонаправленно, и мы получаем некую равнодействующую величину. Что-то привносит государство, что-то малый предприниматель, ребенок, пришедший из детского сада и задавший вопрос своим родителям. Меняется и реальный мир, и наши мысленные модели этого мира.

– И все они вкупе влияют на создание картины будущего, которая очень важна и в жизни, и в бизнесе?
– Люди, образно говоря, начинают смотреть направо, хотя до недавнего времени смотрели в другую сторону. И они начинают видеть что-то такое, чего не замечали прежде.

– 24 февраля этого года стало поворотным в картине мира каждого и многих…
– Тот образ мира, который существовал до февраля этого года, уже никогда не вернется. Ни в реальности, ни в сознании большинства людей, которые об этом задумываются. А задумывается значительная часть человечества. Картина мира поменялась не только в России, но и на всём европейском пространстве.

– Можно эту ситуацию обозначить как кризис?
– Модель международного взаимодействия в разных сферах, существовавшая многие годы, действительно пришла к серьезному кризису. Причём, то, что происходит сейчас – это есть ни что иное, как разрешение этого кризиса.

– Украина – проявление кризиса?
– Жители Украины – игрушка в руках истории.

– Если Украину, как говорят многие, купили, обработали и облапошили, то почему мы не купили в своё время? Для чего мы тянули «Северный поток– 2», когда многие уже понимали, что отношения с Европой рвутся?
– Объяснений много. Одно из них заключается в том, что не рвануло бы здесь, рвануло бы в другом месте.

– Встраиваться в процессы и видеть картину мира как можно ближе к реальности – это задача, которая поможет бизнесу сейчас. То есть, нельзя сидеть сложа руки и ждать от правительства готового рецепта – это так?
– Те процессы, которые происходят в экономике России и мира – они долгоиграющие. Поэтому к ним нужно адаптироваться. Сутью же нынешней и будущей эпохи экономики России является структурная перестройка. Это означает, что какие-то отрасли будут усиливаться, другие же, наоборот, станут слабее. Как следствие, будет происходить переток ресурсов.

– А малому бизнесу проще разворачиваться в таких условиях и делать это прямо сейчас?
– Совершенно верно! Особенностью малого бизнеса является то, что он мобилен и способен концентрировать небольшие ресурсы – человеческие, финансовые. Он может быстро переориентироваться, включать новые компетенции, встраиваться в какие-то новые цепочки. У малого бизнеса, в отличие от среднего и крупного, короткий инвестиционный цикл. Он может добиться результата не за 4–5 лет, а значительно быстрее. К сожалению, процессы и условия, в которых это должнопроисходить, оставляют желать лучшего.

– В чём причина?
– В невысоком качестве корпоративного и государственного управления в период перестройки. Часть экономических процессов, которые были вовлечены в глобальные международные экономические связи, будет зацикливаться внутри иных контуров. А именно, внутри российской экономики, включая ряд экономик некоторых стран. Между нами и частью мировых рынков будет выстроен некий барьер, создание которого связано либо с логистическими, либо с финансовыми вопросами. Будут иные условия, будут ограничения для товародвижения.

– Ряд предприятий малого бизнеса ориентирован на экспорт…
– В ближайшем будущем роль экспорта будет снижаться. Одна из причин – общее падение на рынках. Мировой рынок входит в полосу падения. С другой стороны, такого рода падение – это и предтеча роста. Структурная перестройка, которая на начальном этапе характеризуется падением экономики, в итоге, приводит к экономическому росту.

– То есть, мир структурно перестраивается, чтобы выйти на траекторию роста, и куда-то должны вписаться и мы – Россия. Куда?
– Особенность России в том, что она обладает большой субъектностью – самостоятельностью в принятии тех или иных решений. И этим Россия отличается от большого количества других государств, вынужденных ограничивать свою субъектность. Высокая субъектность приведёт Россию к тому, что у неё будет выстраиваться свой контур экономических связей. Международные связи не будут прерваны, они будут перенастроены.

– Мир насмотрелся на оголтелую санкционную политику, поэтому многие страны постараются выстроить экономический контур для защиты своих интересов…
– Поэтому сейчас активно обсуждается идея «островной экономики», когда одни зоны отделяются от других. Самостоятельные зоны способны производить всё, что угодно и нужно, но при определённых условиях и масштабах. Если в рамках некой территории проживает 300–500 млн человек, то такая территория или зона способна сформировать свою «островную» экономику с высокой производительностью.

– А в России менее 150 млн…
– Но Россия не оторвана от остального мира. В экономическом взаимодействии с Индией или Китаем она может успешно строить независимую экономику.

– Сейчас активно обсуждается ещё один экономический тренд, связанный с созданием в России солидарной экономики, когда есть и госпредприятия с внятной политикой, и частный бизнес, и акционерные народные общества.
– У меня по этому поводу сложилась такая картинка: в этом тренде больше политики, чем экономики. Сами по себе вопросы собственности, они, безусловно, значимы для принятия управленческих решений. Но это фактор влияния второго или даже третьего уровня. В период структурной перестройки самым важным является сама управляемость, процедуры подготовки управленческих решений. Важно то, как они формируются, какого рода специалисты прорабатывают варианты управленческих решений, по каким критериям.

– Премьер Мишустин на ПМЭФ напомнил, что принято уже 300 мер поддержки малого бизнеса и новые на подходе. Часть из них заработает в ближайшее время, некоторые – через год–два. В этом есть очертания новой экономики, элементы структурной перестройки?
– На самом деле, ответ очень простой. Если бы мы, имея такой опыт, как сегодня, давали совет правительству России 1992 года, то что бы мы сказали? Сказали, что вот так нельзя, здесь ошибка, которая приведёт к печальным последствиям. Но в 90-е никто не знал, что можно, что нельзя. Оценивать решения того периода, исходя из нынешнего опыта, наверное, не правильно. Вот и сегодня мы находимся в ситуации, когда мир меняется. Но что происходит в экономике, что будет в приоритете – мы не можем однозначно сказать. Не выявились пока те отрасли, в которые надо инвестировать в первую очередь.

– Летать на чем-то надо, ездить….
– Сейчас важно сформулировать текущую промышленную политику. Чтобы стало понятно, какие отрасли будут простимулированы. Тогда и малому бизнесу будет понятно, в какие цепочки встраиваться и на какие условия рассчитывать. Речь уже сегодня идет о принципиально новых инструментах поддержки тех, кто будет вкладывать силы и ресурсы в приоритетные отрасли. Активно обсуждается такой инструмент как промышленная ипотека. А меры, которые прямо сейчас предложены малому бизнесу – они в большей степени для поддержания на плаву, до момента, когда государство скажет, что время, ребята, пришло, пора встраиваться и двигаться туда– то. Сейчас период, когда нужно дойти, дожить до этого момента.

– Нет контуров точек роста, меняющих картину мира в сознании бизнеса?
– В этом смысле можно говорить вот о чём. У России есть серьезная фора по энергетике, доставшейся в наследство от СССР. У нас огромные территории связаны энергомощностями, а это возможность для создания новых производств. Есть и другие интересные особенности. Не знаю точно, кто сказал еще в 90-е, но ктото тогда сказал, что России нужна национальная идея, и эта идея заключается в том, чтобы всей страной свалить на Марс.

– Как расшифровать эту идею? В ней, наверняка, глубинные смыслы?
– В этой идее есть ряд важных моментов. Всей страной на Марс– то есть, оторваться от окружающего мира. Что получается в итоге, есть ли для этого технологии? Есть! У нас есть технологии по производству космических аппаратов с ядерными двигателями, и это наш приоритет! Мы можем сделать рывок и опередить мир в космических межпланетных программах. Это очень важно и потому, что создаст эмоциональный фактор первенства России. И это фактор, позволяющий объединить вокруг себя других международных субъектов экономики и политики. Мы можем продвинуться, но думать об этом и двигаться надо уже сегодня. Что толку говорить, что вот это плохо, а то никуда не годится – надо увидеть картинку будущего, в котором хочется жить.

– Как еще поддержать малый бизнес, которому власть помогает, но для развития и рывка надо подождать?
– Малый бизнес, пусть и по слабым пока сигналам, может проявлять инвестиционную активность. Если начнёт мыслить в сторону поиска картины мира будущего. Начать выпуск продукции, которая в дефиците на рынке из-за ухода иностранных компаний. Начать выпускать малоформатную продукцию и для автомобильной промышленности, и для других отраслей. Ниши для малого бизнеса есть, надо их увидеть и начать работать.

Беседу провела Наталья Горбачёва.