Менять угол зрения на свой бизнес

Чего ждать бизнесу грядущем времени. На этот счет у предпринимателей разные точки зрения. Одни упорно и не без оснований строят планы, другие ждут сигналов «сверху», третьи живут с ощущением, что изменившаяся реальность не более чем сон, надо лишь подождать, когда «всё вернется на круги своя». Не вернется! Картина мира изменилась кардинально и продолжает меняться, а поиск новой модели экономического роста идет с трудом. Нет четкой промышленной политики, цель которой – обеспечение детального развития страны.
Тогда какие идеи, решения и горизонты планирования наиболее перспективны для бизнеса, какой должна быть модель экономики завтрашнего дня?
Поговорим об этом с ведущим экспертом в области системного анализа, маркетинга и менеджмента, кандидатом экономических наук Марком Соскиным.

– Марк Исаакович, как Вы оцените текущую ситуацию в бизнесе, на что обращать внимание предпринимателям в преддверие осени и зимы, какие решения принимать?
– Для начала ситуацию необходимо проанализировать и посмотреть, чем она характеризуется. И мы увидим, что эмоциональная реакция на кардинальное изменение ситуации после февральских событий ушла, мы, как это часто бывает, адаптировались к новой ситуации. Кто-то в большей, кто-то в меньшей степени. Что из этого следует? Следует то, что у нас включается и начинает работать рациональная компонента мышления, что влияет на принятие решений и действий. Мы уже можем планировать свой бизнес с более длинными горизонтами. Ясности с будущим пока не добавилось, но паническое «подхватиться и бежать» ушло, и мы начинаем строить некие, более-менее осознанные планы.

– Эмоциональная составляющая ушла сама собой, или есть четкие сигналы со стороны правительства России, Центробанка?
– На самом деле, в правительстве и Центробанке работают люди, и они в таком же положении, как и другие члены общества. Мы все прошли этап резкого слома трендов, привычной последовательности действий. Пережив ситуацию эмоционального восприятия изменений, чиновники, ответственные за государственную и финансовую политику, тоже начинают выстраивать новые механизмы, варианты развития, в которых заложен некий смысл.

– Что говорят предприниматели, когда приходят к Вам на консультации, каково их эмоциональное состояние, строят ли они планы?
– Эмоции всегда присутствуют, но сейчас возникает больше возможностей для планирования с более дальним горизонтом. Оглядываясь назад, можно увидеть реальную картину. Если в одну сторону не пошло, в другую тоже не пошло, а в третьей или четвертой сторонах есть перспектива, то можно строить планы.

Марк Соскин

– Краткосрочные планы?
– Дело в том, что одним из элементов планирования всегда является горизонт в момент изменения условий. Не так, что мы взяли и сделали план на пять лет и строго следуем ему. Мы сделали план на пять лет и через месяц его пересмотрели, потому что условия изменились. Он пятилетний по срокам, но другой по наполнению. Как будто мы едем на машине, дальний свет включили и что-то видим на горизонте, а машина повернула, и перед нами возникла другая картинка.

– На Ваш взгляд, что сегодня актуальнее – меры поддержки МСП или некие условия для развития бизнеса?
– Ну, я соглашусь с точкой зрения депутата, потому что сама по себе поддержка означает, что принципиально мы ничего не меняем, а просто пытаемся сохранить и дать шанс на выживание тем, кто есть. Обстоятельства настолько изменились, что нам сейчас необходимо создание бизнесов там, где их раньше не было. Ресурсы нужно конфигурировать по-новому, чтобы выпускались товары, которые прежде мы могли только приобрести. Чтобы шли инвестиции туда, где ранее они не были рентабельны, а теперь важны и нужны. По сути, мы оказались в ситуации, когда ряд товаров труднодостигаем. Мы понимаем, что это за товары, мы понимаем, кому они нужны, каковы их потребительские свойства, сколько они стоят, но мы не всегда знаем, где их взять. На самом деле в решении этого вопроса, о чем я неоднократно говорил вашему изданию, важна государственная промышленная политика. Нужен некий аналог госплана. Не для всех отраслей, а для ключевых, когда министры этих отраслей выстраивают логику конкретных действий. Суть – все расставить по местам, указать, где и кем производятся те или иные товары, а какие из них приобретаются у сторонних производителей.
То есть, должна быть проделана работа по формированию новой промышленной политики, отвечающей запросам и вызовам времени. Не просто вести разговоры по типу, хотим самолеты, а превратить это «хочу и надо» в конкретные действия. Создавать локальные производства, чтобы зависимость не оставалась критичной. Мы все получили некую прививку того, что полная зависимость от внешних партнеров – это не только сила, но и слабость.

– А что мешало осознать это раньше? Ведь нечто подобное мы уже проходили, и вот опять…
– Понимаете, это всегда диалектика, всегда соревнования точек зрения. А разделение труда – наиболее эффективный способ использования ресурсов. Но важно учитывать вот какой момент. Капиталистический образ функционирования бизнеса всегда предполагает доходность, он ориентирован на получение прямой выгоды от деятельности. Ну, например, нужно построить дорогу, что требует существенных инвестиций. А как получить возврат? Для капитализма это задача плохо решаемая, капиталисту трудно найти ответ на такой вопрос. Для социализма, наоборот, есть очевидная выгода в строительстве дороги, так как всё общество получает бонус. Дорога обеспечивает связанность, снижение издержек на перевозки, экономию времени и так далее. То есть, ситуация показывает, что есть проекты и задачи, которые надо решать исходя из общественных интересов. У капиталистов нет такой мотивации, их мотивация ограничивается собственным, а не общественным доходом. Возникает вопрос – что наиболее эффективно, какой из подходов лучше? Максимально эффективным является та или иная конфигурация этих двух подходов, их совместное функционирование в определенных пропорциях. И в мире немало примеров сочетания капиталистических и социалистических механизмов в том или ином виде, в тех или иных пропорциях.

– Что будет с малым бизнесом в новой конфигурации, его роль вырастет или ставка вновь будет сделана на крупные системообразующие предприятия?
– Как раз наоборот. Роль малого бизнеса должна возрасти. У него инвестиционный цикл короче, он более мобилен. И если несколько лет назад малый бизнес ориентировался в основном на сферу торговли, то сейчас ситуация меняется и будет меняться дальше. Примеров немало. Среди моих клиентов есть такие, кто начинал свое дело с продаж, а затем создал своё производство. События 2014 года, к сожалению, притормозили эти процессы.

– Грядущие осень-зима мало что изменят?
– То, что произошло в феврале, изменило мир надолго. И не надо думать, что спецоперация завершится, и всё будет так, как было. Не надо строить бизнес, исходя из того, что все вернется на круги своя. Надо подстраиваться под формирующуюся модель. Если бы сегодняшнее видение вложили в головы людей, которые формировали государственную экономическую политику страны в начале 90-х, то они бы многое сделали по-другому. Этой картинки тогда просто не было ни у кого. Если бы мы сегодня точно знали, что надо делать, какое решение оптимально, было бы очень хорошо, но мы не всегда знаем, какое решение более эффективно. И связано это как с неправильной картиной мира, так и с некомпетентными решениями. Но есть структурные или системные ошибки, а есть случайные ошибки. Случайные будут всегда, они неизбежны, а вот системные ошибки надо стараться сокращать.

– Из числа предпринимателей, которые сегодня обращаются к Вам, есть такие, кто чувствует себя комфортно?
– Есть ряд примеров или ряд компаний, для которых сегодняшние обстоятельства можно оценивать как хорошую ситуацию. Например, когда ушли зарубежные конкуренты, и компания стала чуть ли не монополистом. Но у таких компаний появилась другая проблема – как всё успеть, как увеличить производственные мощности. Ведь они на этапе роста.

– А большинство?
– Большинство – на этапе выживания и поиска решений. А чтобы понять, как строить свой бизнес в изменившихся условиях, нужно посмотреть на него со стороны, изменить мышление.
Как только мы меняем временной интервал или масштаб рассмотрения бизнеса, ситуации, у нас выявляются другие, вполне конкретные задачи. Например, мы видим, что в нашем секторе появились крупные госзаказы, следовательно, есть смысл переориентироваться и взять курс на участие в госзакупках. Либо мы обнаруживаем новые тенденции на нашем целевом рынке. Меняя угол зрения на свой бизнес, мы можем увидеть картину, которую раньше не замечали и которая важна для принятия правильного решения. И сейчас именно время для таких решений, время намечать цели и продумывать пути их достижения.

Подготовила Наталья Горбачёва