Количество требований к бизнесу зашкаливает

ANV_4053_

Введенный в 2016 году мораторий на проверки малого бизнеса не привел к ожидаемым результатам. По словам предпринимателей, за время действия «надзорных каникул» увеличилось количество других видов инспекций. Почему ревизоры ищут любую лазейку для проверок и сбора штрафов, чем обернется вступление в силу закона об онлайн-кассах, и для чего бизнес-омбудсменам нужны дополнительные судебные инструменты «Опоре бизнеса» рассказала Уполномоченный по правам предпринимателей Свердловской области Елена Артюх.

 

– Елена Николаевна, недавно на вашем сайте появилась информация об оказании помощи индивидуальному предпринимателю, с которого взыскивались страховые взносы при нулевом доходе. – Насколько характерна подобная ситуация для нашего региона, и можно ли быть уверенным в том, что после вердикта суда признать эти «поборы» незаконными вопрос решен раз и навсегда?

– Подобные ситуации, к сожалению, нередки. В случае, о котором мы говорим, с предпринимателя, прекратившего свою деятельность, взыскивали страховые взносы «за себя» в Пенсионный фонд РФ. Основанием послужило то, что человек, решивший больше не работать в качестве ИП, в силу своей неосведомленности не выполнил процедуру о снятии статуса в налоговом органе. После его обращения мы вместе прошли все судебные заседания, и в результате, выиграли дело. Ему вернут средства, которые, согласно решению суда, были начислены незаконно. Что здесь важно, и почему я рекомендую предпринимателям обратить на этот случай особое внимание. Дело в том, что Конституционный суд разъяснил, что нулевой доход ИП не дает права взимать страховые взносы даже при не прекращенном статусе.

– То есть, Уполномоченным создан прецедент, информация о котором должна быть доведена до общественности, прежде всего до бизнеса?

– Именно так. Поэтому в информации на сайте мы даем ссылку на номер дела, чтобы люди воспользовались данным опытом. Часто предприниматели после решения оставить работу по тем или иным причинам не могут прийти в налоговый орган. А чтобы сняться с учета, надо заполнить утвержденную форму заявления, заверить ее нотариально, заплатить пошлину. С подобными проблемами к нам часто иногда обращаются уральцы-предприниматели, которые находятся в местах лишения свободы. Мы стараемся им помочь – отправляем инструкцию, как поступить, чтобы прекратить статус ИП. Но, повторю, тот факт, что Конституционный суд признал взыскание страховых взносов при нулевом доходе, противоречащим основному закону, должен побудить налоговые органы прекратить практику подобных начислений. Я считаю неправильным возлагать фактические решения по ситуации и заполнения пробелов в регулировании на судебные прецеденты. Прецедент как массовое явление – это признак плохого качества правового регулирования той или иной ситуации.

– Владимир Путин на одной из встреч с представителями малого и среднего бизнеса отметил, что смысл работы контрольно-надзорных органов – «не сбор штрафов, а создание нормальных условий экономической деятельности». Однако практика говорит об обратном. Кроме того, мораторий на проверки, по словам предпринимателей, не сократил количество инспекций. Как это понимать?

– Ситуация непростая. Предпринимателю, по большому счету, неважно, плановая это проверка или контрольные мероприятия в виде мониторинга, контрольной закупки. К нему приходят и проверяют. И, действительно, на введение моратория на плановые проверки объем взаимодействия предпринимателей и контрольно-надзорных органов фактически не уменьшился за счет других форм контроля. А почему? А потому, что сегодня государство и общество ищет тот самый баланс между защитой интересов потребителей и других охраняемых интересов (ради чего и проводятся проверки надзорных органов) и конституционным правом на свободу предпринимательской деятельности. Пока все в поиске. Здесь важно отметить проблему, о которой и заявлял президент РФ и которую не все контрольно-надзорные органы услышали. Они, как и прежде, нацелены на проверки для выявления нарушений, начисления штрафов. То есть, целевые показатели эффективности деятельности контрольно-надзорных служб фактически остались прежними.

 

Их, на мой взгляд, нужно менять в первую очередь. Одной из главных задач контролеров должна стать профилактика проблем, они должны заниматься методической помощью, давать время на исправление тех или иных нарушений и если предприниматель игнорирует требования, не использует для выполнения предписаний предоставленный ему дополнительный срок, тогда можно применять карательные меры – штрафы и прочая. Но если у контролера задача найти основание для начисления штрафа, как сейчас, то он наизнанку вывернется. А в нынешних условиях, когда количество требований в разных сферах бизнеса достигает 2-х миллионов, особо и выворачиваться не надо. Поэтому в рамках реформы контрольно-надзорной деятельности установлено правило «один к двум». Мы вместе с бизнес-сообществом выявляем технологически и экономически устаревшие требования. Данные инициативы будут систематизированы и направлены в Минэкономразвития РФ.

– Как повлияет на объем и качество проверок вступление в силу закона о переходе на онлайн кассы?

– Дело в том, что закон о переходе на кассы с онлайн-передачей фискальных данных федеральный законодатель едва не принял в 2015 году, но, затем передумал, прислушавшись к мнению экспертов о том, что страна технически не готова к внедрению такого нормативного акта. И вот в 2016 году неожиданно для нас в №54-ФЗ были внесены поправки, узаконившие применение ККТ и моделей с фискальным накопителем. С точки зрения прозрачности финансовых потоков – это, безусловно, хорошо. Налоговикам станет легче контролировать оборот наличных средств, позволит резко снизить объемы теневого использования денежных знаков. При этом добросовестные налогоплательщики говорят, что станут конкурентоспособнее в сравнении с нелегалами. Плохо то, что закон ложится на неподготовленную почву. Что это значит? Это значит, что далеко не все, кто обязан модернизировать или приобрести новые онлайн-кассы до 1 июля 2017 года, смогут это сделать. В Свердловской области к указанному сроку нужно установить 43 тысячи ККТ. На данное время зарегистрировано только 12 тысяч. А почему? А потому что техники в необходимом количестве попросту нет в наличии. А как быть тем, кто работает в территориях, где отсутствует устойчивая интернет-связь. У предпринимателей возникает масса вопросов по содержанияю чека, техническим моментам, защите персональных данных. То есть получается, что с одной стороны мы хотим следовать цифровизации как мировому тренду, с другой стороны пытаемся уложить этот тренд на архаичную почву. В итоге может получиться жесткая посадка – удар по бизнесу, по людям.

Не случайно, еще в начале этого года были сформулированы предложения о необходимости отсрочки перехода на онлайн-кассы для предпринимателей, которые попадают под действие закона с 1 июля 2018 года. Это бизнесмены, которые ранее вообще не пользовались кассовыми аппаратами. Они работают на патенте и применяют ЕНВД. Данный вид налога действует до 2021 года.

– Им будет еще труднее перейти на новую технологию?

– Им будет в разы труднее. Когда переживем 1 июля 2017 года и увидим, что получилось на практике, тогда и вернемся к поддержке инициативы Думы Архангельской области, инициировавшей в марте этого года закон об отсрочке для предпринимателей, работающих на патенте и применяющих ЕНВД до 2021 года.

В преддверии 1 июля этого года я вижу свою задачу в том, чтобы оказать максимальную поддержку бизнесменам, прежде всего, помочь им адаптироваться. В офисе на Малышева 101 мы открыли специальные классы с консультациями технических и налоговых специалистов. Они проводятся для того, чтобы дать предпринимателям самые подробные разъяснения. Уверена, забот прибавится после того, как закон вступит в силу. Потому что те, кто не успел установить и зарегистрировать ККТ, теоретически могут быть оштрафованы. Минимальный размер штрафной санкции – 30 тысяч рублей.

– А если предприниматель оплатил технику, но ее поставка задерживается?

– Это одна из немногих причин, по которой, как говорят налоговые органы, штраф налагаться не будет. Практика покажет. Но, как говорится, хочешь мира, готовься к войне. Мы сейчас просчитываем все варианты, ищем любые возможности для защиты интересов предпринимателей. Собираем и анализируем информацию о наличие ККТ, проблемах с подключением и качеством онлайн-связи.

– Складывается впечатление, что у бизнес-омбудсменов спектр задач не имеет границ. А как работают Ваши коллеги в других странах?

– Скажу, что не в одной стране нет аналогичного института Уполномоченных по защите предпринимательских прав. В некоторых государствах есть похожие структуры, но там полномочия омбудсменов, как правило, лежат в каком-то одном сегменте. Чаще всего, в сфере взаимодействия субъектов предпринимательской деятельности с налоговыми органами. В России в соответствии с законом омбудсмены обязаны защищать права и интересы бизнеса в ситуациях любого действия или бездействия органов публичной власти в отношении предпринимателей. У нас широкий спектр задач, но, на мой взгляд, довольно ограниченный инструментарий, особенно в области судебной защиты. Хотя мы неоднократно выдвигали предложения по расширению полномочий в этой части. Это нужно для выстраивания защиты по необоснованным уголовным преследованиям и другим случаям нарушения предпринимательских прав. Увы, законодательно не закреплено и обязательное реагирование органов власти на ежегодные доклады Уполномоченных, где есть и статистика, и аналитика, и предложения. Отправил доклад и не знаешь, приемлемы ли предложения Уполномоченного.

– 26 мая Россия в очередной раз отметит День предпринимателя – что пожелаете бизнесу?

– Удачи, выдержки и доброго здоровья. Главное, не терять интереса к работе, потому что это и есть гарантия успешного результата. Предприниматели – особые люди, а российские предприниматели – это самоотверженные граждане, которые, работая на успех своего дела, двигают вперед регион и страну.

Наталья Горбачева