в это время

КОРОНАВИРУС – борьба локальных рынков против глобальных

Я, как и многие в России, вдоволь наслушалась и начиталась прогнозов и комментариев о короновирусной «чуме» и ее последствиях для экономики. Как, например, изменится мир после того как эпидемия будет побеждена.
В
ернется ли все на круги своя или нанесенная человечеству травма станет причиной глобальных изменений? С одной стороны, в последние годы вспышки сезонных инфекций (птичий, свиной грипп и т.д.), уносящие ежегодно десятки тысяч жизней, не редкость, однако ни одна из эпидемий не вызывала столь ужасающей паники. В чем причина? Насколько оправдан страх, у которого, как известно, «глаза велики»? И не «торчат» ли за прогнозами о вероятном коллапсе «уши» выгодоприобретателей – в лице «отдельных центров управления мировой экономикой»?
Поговорим об этом с одним из сторонников теории искусственного нагнетания страхов «с определенной целью» – авторитетным уральским экспертом в области системного анализа, маркетинга и менеджмента, кандидатом экономическийх наук Марком Исааковичем Соскиным.
– Марк Исаакович, на чем строятся Ваши убеждения в том, что ситуация с коронавирусом подогревается сторонниками перемен в нынешней, пока еще глобальной экономике?
– На ситуацию я смотрю, прежде всего, с профессиональной точки зрения. Я почти 30 лет являюсь консультантом по управлению и маркетингу, поэтому подходы к оценкам у меня сугубо стратегические. Мне, например, ясно, что большинство возникающих проблем, включая коронавирус, который, в отличие от других инфекций, вызвал небывалые экономические потрясения, следует рассматривать не изнутри, а извне: с оглядкой на события и процессы нескольких последних десятилетий.
– То есть, в поиске причин возникновения паники и кризиса Вы «копнули» прошлое?
– Тут и копаться не надо, всё на поверхности. Давайте вместе посмотрим на то, что происходит в экономике за последние 20 лет. Многие годы в мире складывалась глобальная экономика. Процесс глобализации стал набирать обороты после развала СССР и Организации Варшавского договора, когда произошла перераспределение суверенитета у значительной части стран – участниц Варшавского блока. Активно складывалась новая управляющая сила с единым центром – США, что вполне закономерно, так как у глобальной экономики и должен быть единый центр управления.
Тогда она будет действовать эффективно. Но что мы видим сейчас, каковы результаты? Мы видим, что управление глобальной экономикой, вернее, ее отдельными частями, ведется из нескольких центров с разными уровнями суверенитета, что влияет на принятие стратегических решений, а, в конечном счете, на эффективность функционирования глобальной экономики. Отсюда нарастающий кризис, разрешить который можно двумя способами. Это не мной придумано. Есть законы кибернетики – науки об общих закономерностях процессов управления в различных системах. Так вот первый способ разрешения кризиса заключается как раз в усилении единого центра управления и снижении роли локальных центров, сторонников такой точки зрения называют глобалистами. Способ второй – разделение глобальной экономики на части в соответствии с локальными управленческими центрами, у которых должны быть внятные и и четкие преференции.
– И во втором способе управления экономикой заинтересованы, конечно же, антиглобалисты?
– Именно антиглобалисты. Но Вы должны понимать, что идея антиглобализма не в том, чтобы все разрушить до основания. А в том, чтобы не отдать все управление в одни руки, потому что есть суверенные интересы. И последнее десятилетие показало, что идея глобализма, преобладавшая в конце прошлого и начале нынешнего века во главе с США, привела к существенным диспропорциям. Все больше людей ощущает потерю идентичности – культурной и социальной. Тому пример, Каталония в Испании или Великобритания, решившаяся на Brexit. Это не что иное, как результат желания обособления британцев от Евросоюза. Посмотрите на американского президента – антиглобалиста Дональда Трампа. В приоритете национальный интерес как реакция на избыток «всеобщего выравнивания» и толерантности, проповедуемой глобалистами и Евросоюзом.
– Америка имеет прямое отношение к созданию Евросоюза?
– Конечно, Америке был нужен единый рынок. Но с точки зрения успешной глобализации должен быть доллар без евро, так как с появлением последнего возник ряд угроз для доллара. Подстегнутый глобалистами кризис в арабском мире спровоцировал поток беженцев в Европу, и сегодня толерантность многим там представляется опасной. Полагаю, спустя время на смену толерантности придет национализм, и это разрушит Евросоюз.
– Германия ошиблась?
– Нет, Германия не ошиблась. Весь 20 век Германия решает одну и ту же задачу: единая Европа для Германии как единый рынок. Две мировых войны эту проблему не решили. Лишь в конце прошлого столетия ее удалось решить путем евроинтеграции. И основным выгодоприобретателем стала Германия и чуть-чуть Франция. Но и Германия, надо сказать, не обладает суверенитетом в полной мере. Она принимает решения в рамках ограничений, которые ей сверху спускает США. Поэтому и Британия откололась, поэтому и всплеск антиглобализма. Вы спросите, а какая тут связь с коронавирусом? Скажу, что связь самая прямая. Смотрите что происходит, на чью мельницу льет водичку коронавирус? Ответ очевиден. Построение барьеров, карантинов, ограничение глобальной экономики в части логистики, туризма, авиасообщения, закрытие границ. То, что происходит, полезно и выгодно антиглобалистам. Рушатся механизмы экономического взаимодействия глобального типа, выстраиваются временные локальные схемы. Мы не можем поехать в Испанию, но, к примеру, нам будет открыто Черноморское побережье. Появляется вероятность, что на Черноморье мы будем ездить и впоследствии, что потянет за собой развитие там инфраструктуры, сферы услуг. Возрастающая часть денег останется тут, а не превратится в доллар и утечет в дальние страны. Это как пример того, что свято место пусто не бывает, что возникнут локальные заменители привычных нам товаров или услуг и они закрепятся на рынке. Налицо передел рынка: в пользу локальных рынков против глобальных. И вот здесь возникает вопрос, является ли коронавирус причиной или поводом для этих событий и в какой степени? Повторюсь, я как специалист по маркетингу, хорошо представляю себе механизм управления информационными потоками, когда необходимо воздействовать на сознание огромного количества людей. Невозможно заставить массу народа думать о чем-то одинаково, но сфокусировать внимание этой же массы к одной теме или проблеме – легко. Современные средства коммуникации позволяют это делать. Есть такой классический пример о человеке, который едет в битком набитом вагоне, стремясь протиснуться к выходу быстрее других. Если трамвай стоит, это вряд ли получится, а если вагон трясется, то достигнуть цели вполне возможно.
– Если вести речь не о человеке, а государстве, России это выгодно?
– России этого выгодно, потому что Россия – один из центров суверенитета в глобальной экономике. Естественно, частичного. Надо сказать, что 100-процентного суверенитета нет ни у одной страны. У одних его больше, у других совсем мало. Но хочется-то больше! Не только России, а и Каталонии, Англии и другим.
– Посеять панику – это как способ воздействия?
– Такие попытки были и в предыдущие годы, в периоды вспышки инфекций атипичной пневмонии, свиного гриппа и других массовых и быстро распространяющихся заболеваний. Очаги инфекции затухали, а с ними и панические настроения. В том, что произошло с информационными потоками за последние месяцы, мне видятся признаки сознательного управления информацией с целью посеять панику и усилить «желание закуклиться».
– Тогда и власть, действуя по принципу – лучше перебдеть – неосознанно сеет панику. Или осознанно?
– Нормальная реакция любого руководителя – хоть Президента, хоть главы муниципалитета строится на позиции, что лучше перебдеть. Есть заявления из разряда экстравагантных и, даже, неприемлемых. Например, выступление британского премьера Бориса Джонсона, заявившего с трибуны о том, что коронавирус настолько опасен, что чуть ли не каждая семья британцев столкнётся со смертями своих близких.
– А как реагировать на заявления Трампа, заявившего недавно, что надо кончать с изоляцией внутри страны, надо работать?
– Трамп – антиглобалист. На самом деле, есть три механизма защиты от инфекции. Первый – это всеобщий карантин, когда нужно ограничить контакты у всех и со всеми. Второй – ограничение контактов у тех, кто потенциально опасен. И третий механизм – создание массового иммунитета. Как с гриппом, когда инфекция наталкивается на значительное количество людей с иммунитетом, что ставит заслон пандемии. Без искусственно созданного панического навеса мир бы и нынешнюю инфекцию особо не заметил.
Наталья Горбачева