У рубля пропал аппетит к риску