«Подвешенный парламент» уронил британский фунт