Евро не понимает, куда ему идти