Что даст России Стратегия пространственного развития?

Зятев Игорь

Игорь Зятев: Что-то подобное в нашей истории уже было…

Регионы должны стремиться к максимальной самообеспеченности. Экономическая специализация на рынке разделения труда представляет из себя проблему, которую уже переживала наша страна в период распада СССР. Необходимо учитывать опыт прошлого и не повторять ошибок – таково мнение уральского предпринимателя, академика МАРЭ Игоря ЗЯТЕВА.

Сегодня мы говорим о программе импортозамещения. То есть мы поняли, что надо сделать так, чтобы Россия была самообеспечивающейся страной. Будь я губернатором, я бы старался для большей независимости своей губернии производить у себя все: от хлеба до танков. Потому что зависеть от других республик, у которых могут быть и срывы поставок, и бунты, – я бы остерегался. Каждый должен делать то, что может лучше других, но, как правило, это небольшой перечень. В остальном я бы действовал по пословице: умей делать все, но не все делай! Неправильно, когда ты делаешь шурупы, я нарезаю резьбу, третий делает упаковку, а четвертый перевозит. Нужно все уметь самому. Важно, чтобы власть не «пилила» бюджет под это дело, не стояла у крана с денежным потоком.то такое «разделение труда» для каждого субъекта Федерации? Достаточно заглянуть в историю. Мы это пережили затяжным кризисом при распаде СССР. У нас было такое разделение труда: каждая республика по возможностям производила: одна – радиотехнику, вторая – прицельные приборы, третья – колеса… И к чему привело это разделение? Инициатор – Россия – в итоге нарушила распределение и пострадала сама. Малые республики (Прибалтика) восстановились быстрее, а мы до сих пор, вот уже 20 лет, находимся в затяжном кризисе.

Чтобы не было утечки денег, я бы позволил не отдавать их в общий бюджет, а оставлять у губернатора под контролем. Губернатора проверяют и сверху, и снизу, он у всех на виду, и шиковать не может, как и мэр. Если он местный, то его знают многие, и если что – всегда могут сказать, что он живет не по средствам. Я думаю, если произойдет разделение бюджета, то есть не все поступления отдадут в Москву, а оставят их на местах, под контролем, то, возможно, отдача будет.

Главное – не переборщить с разделением. Есть области сельскохозяйственные, есть нефтедобывающие, есть те, где хорошо делают КамАЗы. И надо быть очень осторожным с тем, чтобы не сделать экономику разных регионов односторонней, однобокой. Потому что в случае кризиса, мы не сможем отдельно существовать, одна область непременно потянет за собой другую. Это должно быть – как в Штатах: каждый штат способен в одиночку выжить, но сотрудничает с другими штатами. Как мы сегодня на мировом рынке сотрудничаем с теми, кто что-то делает лучше нас.

Мы же помним времена Косыгина, когда развивались огромные комбинаты и тресты в разных регионах. В итоге все это рассыпалось, потому что нельзя концентрировать средства, и распылять тоже нельзя. Самообеспеченность и независимость – это двигатели экономики. Эффективность тогда будет, когда губернатор в курсе проблем. Если, например, нужны какие-то научные разработки, то он лучше обратится к своим ученым: во-первых, он на них повлиять может, во-вторых, войти в их положение.

А центральная власть может наломать дров. Благодаря централизации, мы можем потерять часть заказов по малому и среднему бизнесу. Ведь экономика держится не только на заводах, но и на малых предприятиях. И это будет касаться не только Дальнего Востока, но и запада, и Крыма, и Севастополя. На Дальнем Востоке много незаселенных земель, и китайцы считают их своей вотчиной. Развития нет, дорог нет, и даже рыбу продают японцам, т.к. вглубь России транспортировать сложно.

Я считаю, что сталинская политика (когда мы жили за железным занавесом) была актуальной. Мы сами развивались, ни от кого не зависели и давали понять, что нас лучше не трогать. Америка сейчас пытается встать на этот путь, и мы пытаемся. Но международное правительство хочет экономически ослабить Россию. Для того чтобы стать сильными, нам надо прекращать внешнюю помощь, поставки, а заняться своей экономикой, оборонкой.

Мы сто лет шли в экономическое рабство. Жили в общежитиях, работали на заводах и получали оклады, на которые не могли купить телевизор и стиральную машину. Да, в 1991 году получили какие-то свободы, но с развалом СССР возникли трудности, которые показали человеку, что он не может жить свободно, поскольку он экономически зависим. Как говорил Ленин, политика – это продолжение экономики. У экономически зависимого человека и политика такая же убогая, как его жизнь. Поэтому появляются цари, боги, которые действуют якобы в интересах государства. К чему это приводит, мы уже тоже знаем.

Сегодня, когда осталось три сверхдержавы: одна – экономически мощная Америка, другая – территориально мощная Россия, и третья с ее народонаселением – Китай, – я боюсь, что эти три медведя в одной берлоге могут начать между собой войну. Все будут искать альянс между собой – Америка с Китаем, Китай – с Россией. Россия же будет метаться между Америкой и Китаем. И как бы российского медведя опять не переиграли…

«Регионы России»